au-24Вера Пахома отличалась от веры Михаила, но в основе и христианства, и других религий, лежат темные предрассудки язычества.

Я тоже так думаю, десятник кивнул на Михаила, и тот просиял. Вы не в силах что-либо сделать, я предлагаю на время уехать и нанять других рабочих, подальше отсюда. И когда местные жители увидят, что раскопки идут своим чередом, а ничего ужасного не происходит, они поймут, что никакого проклятия не было.

На Романа доводы Пахома произвели впечатление. Он покосился на Валериановича, который угрюмо помалкивал. В Аганате хватает мест, где нужно вести раскопки, добавила Лилиана. Почему бы не перейти куда-нибудь еще, пока здесь все не уляжется? Интересное предложение, ответил Валерианович.

Голос его был подозрительно спокоен. Что скажешь, Пахом? Очень хорошо, я согласен, давайте уедем отсюда. В Долине царей много склепов. Он хитро глянул на Валериановича. Царский склеп, я найду для вас хороший царский склеп, а потом мы поедем дальше, где мой дом, где у меня друзья.

Валерианович задумчиво посмотрел на десятника: «Тут ты совершенно прав, в Долине царей наверняка остались нетронутые склепы. Заманчивое предложение, Пахом. Однако ты, похоже, забыл, что в Аганате нельзя производить раскопки без разрешения Ведомства древностей».

Я с превеликим трудом вырвал эту бумажонку у Степана, но он вряд ли позволит копать там, где сам рассчитывает найти что-то интересное. К тому же остается еще такой пустяк, как деньги. Что скажешь, Роман? Все это время молодой человек молчал, пожирая глазами Лилиану.

Он вздрогнул и слегка покраснел. Ну. Федор, ты же знаешь, что я поступлю так, как ты пожелаешь. Но на одном я решительно настаиваю. Останемся мы или нет, но дамы должны уехать. Дело не в том, существует реальная опасность или не существует, однако, согласись, положение становится неприятным.

К тому же, госпожа Лилиана и госпожа Евгения и так потратили на нас слишком много времени. Они должны уехать, и по возможности сегодня же. Я с искренним восхищением посмотрела на молодого человека. Вот истинный Россичанин!

Переведя взгляд на подругу, я прочла в ее глазах страстную мольбу и повеселела. Лилиана предана мне не меньше, чем Роман брату, и не станет противиться моему решению. Впрочем, девушка могла и не взывать ко мне. Ни под каким видом я не собиралась позволить, чтобы меня, словно куль с грязным бельем, оттащили в безопасное место.