au-07В коридоре каких-либо препятствий не предвиделось, поскольку стены были выдолблены в скале, но трудности поджидали нас впереди.

Задолго до того как мы добрались до выхода, стало ясно, что мои опасения, к несчастью, оправдались. У последней лестницы должен был показаться свет, но, увы, я не увидела ни единого проблеска. Мы кое-как взобрались по лестнице и остановились перед выходом из пещеры.

Узкий проход был плотно завален камнями. Я затушила свечу, нечего попусту тратить драгоценный источник света и нагнулась, чтобы начать расшвыривать камни. Осторожно, раздался голос Валериановича, Вы можете устроить камнепад, который сметет нас, как пушинку.

Он закрепил свою свечу на скальном выступе, и мы принялись за работу. Разгребать пришлось долго, но возможно, не так долго, как нам казалось, но первая свеча почти полностью догорела, когда снаружи послышался звук. Это был человеческий голос, я едва не закричала от радости.

Поначалу мы не могли разобрать слов, но через несколько томительных минут голос стал четче, человек говорил на местном диалекте, и я узнала его.  Напряжение мое было столь велико, что я даже поняла смысл незнакомых слов! Голос принадлежал Пахому и он спрашивал, находимся ли мы внутри.

Естественно, мы внутри, раздраженно крикнул Валерианович. Ответом на этот неделикатный вопрос явился радостный возглас. Следом раздался еще один. На сей раз кричали по-русски: «Держитесь, госпожа Евгения, держитесь, это я, Павел, я сейчас вас освобожу». Валерианович быстро сгреб меня в охапку, толкнул к стене и навалился сверху.

Хотя я пишу эти строки в одиночестве, поскольку мой добровольный критик отправился по делам, все же не решаюсь сказать, какие мысли мелькнули тогда в моей голове. Я знала, что Валерианович - человек не слабый, но я и понятия не имела, сколько в нем силы, пока не почувствовала, как трещат мои кости.

Я думала и надеялась. Ладно, что уж там, я вообразила, будто он меня обнимает, видимо, радость избавления лишила Валериановича даже жалких остатков разума. По счастью, эти нелепые мысли недолго резвились в моей голове.

Каменная баррикада с жутким грохотом подалась, и огромные булыжники весело запрыгали по ступеням. Я почувствовала, как Валерианович дернулся, и поняла, что, по крайней мере, один булыжник в него попал.

Я же находилась в полной безопасности, поскольку тело Валериановича защищало меня от каменной лавины.