au-01Слова его прозвучали вызывающе, но Павел лишь приветливо улыбнулся. Мы очень признательны тебе, Павел, за всю эту роскошь, заговорила Лилиана.

Но, честное слово, в этом нет необходимости. Твое судно, наверное, перегружено. Оно было бы еще более перегружено, если б мне удалось добиться своего, весело ответил Павел. Твои ящики прибыли в Мисуинск, Лилиана. Я собирался взять их с собой, но этот старый брюзга Шепер отказался отдать их мне.

Шепер? - переспросила я. Мой отец был с ним знаком, мне это известно. Вас следует поздравить, госпожа Евгения, что новый хозяин Аганата взял на себя труд лично позаботиться о вашем багаже. Ящики были посланы на ваше имя, поскольку вы оставили консулу в Ганске именно свой адрес.

А в Мисуинске заботу о вещах Лилианы взял на себя Шепер. Он стережет их пуще глаза. Я объяснил ему, в каких отношениях мы находимся с Лилианой, но старик остался непреклонен. Быть может, ваша репутация вас обогнала, - как бы невзначай предположила я. Но Павел не собирался обижаться, он искренне расхохотался.

Так оно и есть! В университете я учился с одним юным родственником Шепера. Боюсь, слухи о некоторых моих выходках достигли ушей этого нудного во всех отношениях господина. Все это неважно, отмахнулась Лилиана. Я благодарна тебе за усилия, Павел, но мне не нужно ничего помимо того, что у меня уже есть.

Тебе вообще ничего не нужно, кроме тебя самой, - проникновенно сказал Павел. Но твои потребности и твое обрамление это две совершенно разные вещи. Однажды, Лилиана, ты решишь принять то, чего заслуживаешь, хотя все сокровища скифов недостойны тебя.

Лилиана покраснела и не ответила. Она была слишком тактична, чтобы указать Павлу на неуместность его заявления. Раздражение мое росло с каждой минутой. Неужели Лилиана не видит, что цветистые комплименты Павла лишь усиливают ревность бедного Романа?

Валерианович наконец оторвал взгляд от своих башмаков и свирепо глянул на меня. Мы что, реверансами обмениваться собрались? Уверен, Лугански, у вас имеется план развлечений на сегодняшний вечер. Просветите же нас, к чему нам готовиться.

Я давно уже заметила, что самый лучший способ вывести из себя Валериановича, это не обращать внимания на его оскорбительные выпады и отвечать так, словно он ведет обычную светскую беседу.

Я думала о склепе скифа. На фреске изображена маленькая принцесса и убитые горем родители. Лилиана должна зарисовать ее.