au-13Глядя на Лилиану, Павел на мгновение заколебался. Она его не замечала, поскольку смотрела на Романа с благоговением монашенки, взирающей на лик создателя.

Павел пожал плечами. Я не настолько благороден, - сказал он с легкой улыбкой. Извините, думаю, мне лучше побыть немного одному. И он захромал навстречу закату, - насмешливо продекламировал Валерианович, провожая глазами удаляющийся силуэт Павла.

До чего ж театральны эти юнцы! Слава богу, у нас с вами, Лугански, здравого смысла в избытке. Вы согласны? Я оглянулась на Романа и Лилиану и мрачно ответила: Да, конечно и слава богу!

Никак не предполагала, что стану беспокоиться о Павеле, однако, когда по прошествии нескольких часов он не вернулся, начала волноваться. Мы съели самый омерзительный ужин, какой только можно себе представить. Его приготовил Пахом.

Он объяснил, что лакей и повар Павла, которые сегодня утром сопровождали нас в стан, куда-то пропали. Я сочла этот факт тревожным, но Валерианович, пребывавший в приподнятом настроении, лишь легкомысленно пожал плечами.

Мы вчетвером сидели на нашем балкончике-уступе, мирно наблюдая за восходом луны. С тем же успехом мы с Валериановичом могли бы довольствоваться обществом друг друга, поскольку Лилиана с Романом находились в блаженном ступоре, не слыша и не видя никого и ничего, кроме друг друга.

Я сообщила Валериановичу о своей тревоге по поводу Павла, хотя и не ждала понимания. И, разумеется, не ошиблась - Валерианович проявил полное бездушие.

Наверное, он ушел со своими людьми, - спокойно сказал он. - Полагаю, Лугански, мы больше не увидим Его Безмозглость. Вы хотите сказать и думаете, Павел нас покинул? Не верю, что он такой трус.

А я вполне верю, но готов воздать ему должное - Павел покинул нас, когда эта неприятная история осталась позади. Мне кажется, что и сохнушку мы больше не увидим.

Чушь! - фыркнула я. Вы что же, думаете, будто сохнушка - это Павел?! Это исключено, мы неоднократно видели их одновременно.

Предположим, я ошибаюсь, - тон Валериановича начисто отвергал хотя бы малейшую возможность ошибки, - предположим, верна именно версия Павла о какой-то особо интересной находке. Но в любом случае даже вам, Лугански, должно быть ясно, что автор спектакля не Аганатянин.

Уж слишком вычурный замысел, до такого мог додуматься лишь образованный европеец. Или американец, среди них тоже встречаются сумасшедшие коллекционеры. О чем это вы говорите?