l-2Первая статья, опубликованная в издании, была ошеломительной. Мой шеф пришел в ярость от прочитанного. Я его понимала, ведь «Весник» всегда был на голову выше остальных по сенсациям.

Расследовать дело было поручено мне, отказаться не было никакой возможности. Ведь меня считают докой во всем, что касается Аганата и древних проклятий. Что бы вы сделали на моем месте?

В ваших рассуждениях есть резон, господин Пересвет. А этот ваш коллега-соперник. не Николаенко ли из Зеркало дня? Помнится, я обнаружила подпись Николаенко под несколькими статьями и удивилась, что такое достойное издание, как Дня, опустилось до дешевых сенсаций.

Отдаю вам должное, Вадим, сказку вы сочинили трогательную, но факт остается фактом: знакомство со мной вы использовали самым непристойным образом. Помилуйте, госпожа Степани! У меня не было другого выхода! На кого ж мне и рассчитывать, как не на вас, - удивился бесстыжий щелкопер.

Знакомство. будет ли мне позволено употребить слово дружба?. м-м. понимаю, понимаю. Знакомство с вами и вашим выдающимся супругом - это единственное мое преимущество перед коллегами-конкурентами.

Непосредственное участие в деле Леоналя - вот что создало мне репутацию. да и вам тоже, дорогая госпожа Степани. Согласитесь, что без публикаций «Весник» вы не были бы так известны среди читающей сканскской публики. А сейчас ваши имена у всех на устах!

Сания увлекается археологией и восхищается археологами! Прибавьте к несомненному профессионализму ваш тонкий вкус и неприятие условностей, ваш неповторимый детективный дар.

- Что касается неповторимого детективного дара, - прервала я поток каспиского красноречия, - то он развился не по нашей воле. Поразительно, что мы со Степаниом всякий раз оказываемся в центре какого-нибудь расследования. Видимо, все дело в особом свойстве ума, в способности улавливать подоплеку преступления, которая, как правило, ускользает от личностей с традиционным мышлением.

- Именно так, госпожа Степани, именно так, - с жаром закивал Пересвет. - Теперь вы понимаете, почему я рассчитывал на вас и почему был вынужден упомянуть вас в своих статьях.

- Допустим, понимаю. Однако понять - не значит простить, господин Пересвет. Вся эта шумиха должна немедленно прекратиться. Надеюсь, имя профессора Степани и его многоуважаемой, незаурядной супруги, как вы изволили выразиться, больше никогда не появится на страницах вашего бульварного листка.

- Но. Вы меня без ножа режете, госпожа Степани! - ужаснулся Пересвет.